27 июн. 2012 г.

Обратная сторона луны


"Well here's another place you can go 
Where everything flows 
Looking through the bent backed tulips 
To see how the other half live 
Looking through a glass onion".
Beatles, "Glass Onion"

"Одна половина мира не знает, как живёт другая".
Франсуа Рабле, "Пантагрюэль"



Очень интересная статья » о многоквартирных домах для бедняков в Нью-Йорке середине позапрошлого века, когда его захлестнули волны иммигрантов и когда городское население удваивалось каждые десять лет.
Вряд ли где-либо ещё возможно добуквенное цитирование этой страницы истории Америки, но любопытно взглянуть на эволюцию доступного жилья для нищебродов. Сегодня многие вещи кажутся немыслимыми, а тогда... а тогда они привнесли терпкий социальный привкус в пёстрый колорит тогдашнего Нью-Йорка.

Вот план типового этажа одного их таких домов: 7,6 метра в ширину и где-то 30,5 метров длиной, высотой шесть этажей.


В нём жили 26 семей: средняя площадь квартиры составляла где-то 30 м², жилые комнаты (12 м²) имели естественное освещение, а спальни(по 4 м²) — нет. Без кухни, без ванной комнаты и даже без туалета. Еду готовили на очаге прямо в жилой комнате, воду для готовки и мытья носили в вёдрах с заднего двора, где была общественная колонка. Туалеты были там же или в подвале здания, причём нечистоты просто сбрасывались в выгребную яму — о таких излишествах цивилизации, как водяной водяной затвор, здесь даже и не мечтали.


Долго продолжаться это не могло, и в 1879 году Ассоциация жителей Нью-Йорка (Citizens Association of New York) решила побороться с вопиющей антисанитарией и добилась принятия закона, по которому, помимо кухонь с проточной водой и ванных в подвалах,..


...во всех жилых комнатах и спальнях должны были быть окна напротив входных дверей. 

Но при этом ни размеры окон, ни минимальное расстояние от них до стены соседнего дома не оговаривались. Так что находчивые домовладельцы легко нашли способ, как выполнить это обременительное условие и при этом избежать убытков — они стали ставить жилые секции торцом к улице, вплотную друг к другу, оставляя между ними лишь узкую щель, которая иногда достигала 30 см в ширину и 180 см в длину. Для неё в боковых фасадах домов делались "выгрызы", отчего они в плане напоминали гантели. Их так и называли — dumbbell.


Через эти "вентиляционные" щели в комнатки проникал свет и воздух, но только до тех пор, пока они не оказывались заваленными зловонным мусором, поскольку жильцы использовали их в качестве мусоропроводов.


Страшно даже представить себе, что оказывалось порой на их дне, вот характерные свидетельства »:

"Вентиляционная шахта была ужасным изобретением. Даже если все окна до единого было плотно закрыты, они служили слуховой трубой и вы могли слышать, что делал каждый. По дну сновали крысы, и всегда существовала опасность возникновения пожара. Спичка, небрежно брошенная пьяным жильцом, в один момент охватывала пламенем всё здание".

"Дно было забито отвратительными вещами. Поскольку доступа туда не было (человек не мог протиснуться в слишком маленькие окна, чтобы попасть внутрь), оно служило хранилищем ужасных мерзостей, от которых люди хотели избавиться. Ржавые ножи и пропитанная кровью одежда были самыми невинными из того, что туда бросали".

"Когда однажды Франси заглянула в шахту, она вспомнила слова священника о чистилище и подумала, что оно должно быть таким же, как дно вентиляционной шахты, но только больше".

Об ужасающих условиях жизни нищебродов сытому и самодовольному обществу стало известно из фоторепортажей журналиста Якоба Рииса »», который сделал в трущобах кучу снимков с помощью магниевой фотовспышки. Долгое время его фотографии не решалась напечатать ни одна из газет, тогда он написал книгу о том, как живёт "другая половина" — "How the Other Half Lives" »». Название для неё он взял из Франсуа Рабле(она вынесена в эпиграф).


В 1889 году книга Рииса произвела фурор, и вскоре были приняты новые нормы проектирования жилых домов — так называемый New Law (в отличие от Old Law). Отныне замкнутые в плане вентиляционные щели должны были быть шириной не менее 7,3 метра, а имеющие выход — не уже 3,2 метров.


Кстати, в Санкт-Петербурге в то время Строительный устав позволял делать световые колодцы (только для подсобных помещений! типа кухонь, постирочных и пр.) площадью до 4,5 м², а расстояние от окна до глухой стены должно было быть не менее 6,4 метров, до стены с окнами не менее 12,5 метров — в два раза больше, чем в домах-гантелях.

В итоге Теодор Рузвельт назвал Рииса "лучшим американцем" и "разгребателем грязи", вот так-то. Но какой бы пафосной ни была оценка его заслуг перед обществом, грязь до конца разгребать не стали — до сих пор на карте нижнего истсайда встречаются дома-гантели, они благополучно дожили до наших дней. И страшно даже представить, в каких условиях приходится жить их обитателям.





Источники: »»»

Комментариев нет:

Отправить комментарий